Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Просто.Замкнутый.Круг...

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
07:17 

i can fly

We're all mad here...
Я иду дышу. я иду дышу.
тыкаюсь лицом в листву раскидистых. улыбаюсь.
хочется встретить того безумного тигра, ноги нарочно случайно мимоходом мимо ходят, да все мимо.
да, значит, надо.
утконосая рука.
эти ненужные нужности льются на головы.
яидуды.
скоро - скорый поезд. море в волосах.
вы же не знаете о чем я.
и от этого прекрасно
небо
.

07:09 

/Поющий тропы/

We're all mad here...
За дверью стоял тролль. Крупный, косая сажень в клыках. Николай тупо уставился на визитера. Тролль глубокомысленно сказал:
— Хум-хум.
Голос у него был низкий и неожиданно приятный.
— А? — растерянно переспросил Николай.
— Давай ты умрешь, — предложил тролль.
— М-м-м… нет, спасибо, — испугался Николай.
— Ладно, — тролль покладисто кивнул, развернулся и пошел вниз по лестнице. На нем была старая шапка с птичьим пером и теплая грязная шуба.
Николай закрыл дверь, повернул оба замка и только теперь поежился.
— Ничего не понимаю.

Чего он в шубе-то? Жара же.

07:25 

v

We're all mad here...
«Я знaю, я не смогу убедить тебя в том, что это не одна из их уловок, мнe все равно. Мeня зoвут Валери. Вряд ли я долго протяну, я хoтела paccкaзaть o cвoeй жизни. Этo единственная aвтoбиoгpaфия, которую я напишу. И я пишу ee нa туaлeтнoй бумaге…
Я poдилacь в Нoттингeмe в 1985 гoду. Я мало что помню об этом времени, нo я пoмню дoждь. У мoeй бaбушки была фepмa в деревне, и oнa гoвopилa мнe, чтo Бог — в дoждe. В шкoлe я поняла, что я не такая. Еще в школе я встретила cвoю пepвую девушку. Еe звaли Сapa. У нее были удивительные запястья. Я думaлa, что мы будeм любить дpуг дpугa вeчнo. Пoмню, учитeль говорил нaм, чтo с возрастом люди меняются. Сара изменилась. Я — нeт. В 2002 я влюбилась в Кpиcтину. В тoм гoду я рассказала родителям. Я не сделала бы это, без поддержки Кpиc. Мой отeц нe выдержал. Он сказал мне, чтобы я ушла и нe вoзвpaщaлась. Моя мать ничего не сказала. Я просто cкaзaлa пpaвду. Неужели это так эгоистично? Ведь нам нужно было так мало. Это всё, что было у нас. То, что нас освобождало. Я вceгдa знaлa, что хoчу делать в жизни. В 2015 я начала снимать свой фильм, этo самая важная часть мoeй жизни. Нe из-зa кapьepы, a потому что благодаря ей я вcтpeтилa Рут. Когда мы поцеловались впервые, я знала, что больше не захочу целовать никакие губы кроме этих. Вместе мы переехали в маленькую квартирку в Лoндoнe. Онa выpaщивaлa мне Скарлет Кросон, и в доме вceгдa пaхлo poзaми. Знаете, этo были лучшиe годы мoeй жизни. Нo вoйнa в Амepике шла вce хуже и хуже, наконец она добралась до Лoндoнa. Потом роз уже не было. Ни для кoгo. Я пoмню, кaк начали меняться значения слов. Такие слова, как "coучacтие", "выдача" cтaли страшными, a новые понятия "Германский огонь" и "Закон о лояльности" приобрели силу и власть. Я пoмню, кaк "не такой, как все" cтaло означать "oпacный". Я помню, как стало сложно, действительно сложно. Мы не могли понять, почему таких как мы так ненавидят. Они забрали Рут, кoгдa она вышла за покупками. Я никогда в жизни так не рыдала. Вскоре они пpишли за мной… Странно, что моя жизнь должна закончиться в таком ужacнoм мecтe. Нo тpи гoдa у меня были розы, и я не буду извиняться. Я умpу здecь. Я уже с трудом передвигаюсь. Как хpупко счастье, как запросто можно его лишиться, нo это единcтвeнное, ради чего стоит жить. Нельзя забывать об этом. Нeльзя пoзвoлить забрать это у нac. Я надеюсь, что тебе удастся сбежать из этого места. Надеюсь, что мир изменится, и все станет лучше. Нo знаешь, бoльшe вceгo мне хочется чтобы ты поняла… Поняла, что хoтя я тебя и не знаю, хотя скорее всего мы и не встретимся, мы нe будем cмeятьcя вместе, грустить вместе… Я люблю тебя. Люблю вceм cepдцeм. Я люблю тебя. Валери.»

19:40 

We're all mad here...
26.05.2011 в 13:42
Пишет Тёрка:

Lukas Moodysson, MALMÖ
завтрак на бензозаправке в порту
такое чувство что вот-вот умру
груша банан мороженое
такое чувство еще чуть-чуть и заплачу
не хочу этот город
я уже был здесь
все осталось и все прошло
так много лиц
я пойду позвоню закажу такси
я не знаю к кому обратиться
так много людей
я вас изнасилую или убью
...

URL записи

08:03 

власть несбывшегося

We're all mad here...
Власть несбывшегося.
Несбывающегося.
Проснуться и заплакать.
Тьфу.



— Если ты нормальный, то ты живешь какой-то неестественной жизнью.
— А я вообще не живу жизнью. Жить жизнью грустно: работа – дом, работа – могила. Я живу в заповедном мире своих снов. А жизнь – что жизнь...Практически, жизнь – это только окошко, в которое я время от времени выглядываю.
— И что там видно?
— Да так, ни фига, муть всякая...


07:19 

(с)шное. очень

We're all mad here...
хочу проснуться в понедельник.взять рюкзак.сесть на автобус и исчезнуть из всех кто меня видел.кто терпел.кто любил (...).выучить язык немых.добраться до океана.а там...там меня встретят.



06:31 

We're all mad here...


06:38 

We're all mad here...


06:38 

пыль

We're all mad here...
Чем больше мы погружаемся в человека, тем больше его не существует. Да и не существовало никогда.
Пыль! Атомы!

06:34 

чтоб чуть-чуть постоять над водой на мосту

We're all mad here...
Я говорю с тобой, и не моя вина,
если не слышно. Сумма дней, намозолив
человеку глаза, так же влияет на
связки. Мой голос глух, но, думаю, не назойлив.


элегии

07:07 

А смерть? Смерть везде одинакова...

We're all mad here...
- Я хочу видеть Ихтиандра! - сказала Гуттиэре. - Можно мне пойти с тобой?
Ольсен задумался.
- Я думаю, что нет, - ответил он. - И тебе лучше не видеть Ихтиандра.
- Но почему?
- Потому что Ихтиандр болен. Он болен как человек, но здоров как рыба.
- Я не понимаю.
- Ихтиандр больше не может дышать воздухом. Что же будет, если он снова увидит тебя? Для него это будет очень тяжело, да, может быть, и для тебя. Ихтиандр захочет видеться с тобой, а жизнь на воздухе погубит его окончательно.

08:30 

my body is a cage

We're all mad here...
Игла воткнулась в палец. Что-то мелкое черное посыпалось. Это буковки. Говорят, здесь раньше жили писатели. Они ненавидели анатомию.
Что вы все от хотите?

07:40 

вот и космос. ну и с богом

We're all mad here...
Задыхается город.
Дышать в задыхающемся городе - можно ли?
мне есть о чем плакать. мне от этого счастливо, что знаете или нет.

Я люблю жизнь, люблю страстно! У меня мания преследования, постоянный мучительный страх, но бывают минуты, когда меня охватывает жажда жизни, и тогда я боюсь сойти с ума. Ужасно хочу жить, ужасно!

08:09 

Это как минимум абсурд.

We're all mad here...
Это как минимум абсурд. Не так ли?
Ты сидишь майским вечером в одной из клеток девятиэтажки, пьешь чай, ведешь беседы, слушаешь БГ и Моррисона, делашь работу по химии, у тебя напряги с химией, куча долгов, а уже конец года, на улице кто-то уже включил лето, и все как-то несмотря на обычность гармонично и хорошо. Потом тебе звонят и говорят, что ты едешь в Японию.
абсурд. как минимум. не так ли?..

07:47 

We're all mad here...
14 апреля в 10 часов 15 минут в своей рабочей комнате в Лубянском проезде выстрелом из револьвера покончил жизнь самоубийством.

"Всем"

В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил.
Мама, сестры и товарищи, простите - это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет.
Лиля - люби меня.
Товарищ правительство, моя семья - это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.
Если ты устроишь им сносную жизнь - спасибо.
Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся.
Как говорят-
"инцидент исперчен",
любовная лодка
разбилась о быт.
Я с жизнью в расчете
и не к чему перечень
взаимных болей,
бед
и обид.


Счастливо оставаться.
Владимир Маяковский.
12 IV 30г.

07:32 

и еще. АПЧ

We're all mad here...
Кроме постоянно напряженного состояния и гримасничанья, сумасшествие
его выражается еще в следующем. Иногда по вечерам он запахивается в свой
халатик и, дрожа всем телом, стуча зубами, начинает быстро ходить из угла в
угол и между кроватей. Похоже на то, как будто у него сильная лихорадка. По
тому, как он внезапно останавливается и взглядывает на товарищей, видно, что
ему хочется сказать что-то очень важное, но, по-видимому, соображая, что его
не будут слушать или не поймут, он нетерпеливо встряхивает головой и
продолжает шагать. Но скоро желанние говорить берет верх над всякими
соображениями, и он дает себе волю и говорит горячо и страстно. Речь его
беспорядочна, лихорадочна, как бред, порывиста и не всегда понятна, но зато
в ней слышится, и в словах и в голосе, что-то чрезвычайно хорошее. Когда он
говорит, вы узнаете в нем сумасшедшего человека. Трудно передать на бумаге
его безумную речь. Говорит он о человеческой подлости, о насилии, попирающем
правду, о прекрасной жизни, какая со временем будет на земле, об оконных
решетках, напоминающих ему каждую минуту о тупости и жестокости насильников.
Получается беспорядочное, нескладное поппури из старых, но еще не допетых
песен.

07:27 

ФМД

We're all mad here...
В болезненном состоянии сны отличаются часто необыкновенною выпуклостию, яркостью и чрезвычайным сходством с действительностью. Слагается иногда картина чудовищная, но обстановка и весь процесс всего представления бывают при этом до того вероятны и с такими тонкими, неожиданными, но художественно соответствующими всей полноте картины подробностями, что их и не выдумать наяву этому же самому сновидцу, будь он такой же художник, как Пушкин или Тургенев. Такие сны, болезненные сны, всегда долго помнятся и производят сильное впечатление на расстроенный и уже возбужденный организм человека.

08:51 

и от прозренья захотелось заорать

We're all mad here...
Слишком много любви.

08:45 

We're all mad here...
22:24 

я приложил ухо к земле чтобы слышать рассвет

We're all mad here...
Честно!
Это как в Zapiskah Sumashedshego.
И не знаю... Оно такое просто, растворяется в воздухе, и ты дышишь,
ты же человек, ты же дышать должен..
Руки ходуном ходят.
Ложишься, глаза ковыряют потолок.
Мне кажется, кто-то жилы вскрыл, разлилось что-то, перекинулось радугой, окутало...
И я безумно этому рад.

главная