Forever_Free_Fish_
We're all mad here...
«Кровяной фонтан», произведение Арто 1927 года, только по счастливой случайности избежало ярлыка «пьеса для чтения». По всему краткому (меньше 350 слов) тексту были разбросаны кинематографические образы: «ураган разносит молодых людей в разные стороны. В этот момент видны два сталкивающихся небесных светила и ряд ног живого существа, падающие вместе со ступенями, руками, шевелюрами, масками, колоннадами…». Рыцарь, Кормилица, Священник, Шлюха, Юноша и Девушка, ведущие обрывочные эмоциональные диалоги, создают полный насилия и жути фантазийный мир. В одном месте Шлюха кусает «запястье Господа», отчего через всю сцену бьет «огромный фонтан крови». Несмотря на краткость произведения и на образы, практически не поддающиеся осознанию, в нем отражались сюрреалистический мир фантазий и его зацикленность на памяти. Как писал Бретон, когда твоя рука, ведомая сюрреализмом, окажется в мире смерти, «сюрреализм обтянет ее перчаткой, запрятав в ней полное глубочайшего смысла «П», с которого начинается слово «Память». Именно этот символ, искаженный до неузнаваемости, определил характер пьесы «Тайны любви» Роже Витрака, поставленной Арто в том же году. В конце пятой сцены этого написанного высокопарным слогом произведения Ли заключает: «Еще есть смерть». «О да, смерть, — откликается Патрик,— сердце уже красно настолько, насколько красен закат театра, где кому-то придется сегодня умереть». На этом Ли выстреливает в зал и делает вид, будто убивает зрителя. Пьеса Витрака, «сюрреалистическая драма», идеально следовала законам «автоматического письма» и особой разновидности прозрачности, свойственной сюрреализму.

theoryandpractice.ru/posts/8302-surburo